?

Log in

No account? Create an account
saiferfan
28 February 2014 @ 12:04 pm
Декрет о Памятниках Республики.

1. Памятники воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической ни с художественной стороны подлежать снятию с площадей и улиц и частью перенесению в склады, частью для использования утилитарного характера.
2. Особой комиссии из Народных Коммисаров по Просвящению и имуществу Республики и Заведующего отделом изобразительных искусств при коммиссариате Просвящения поручается по соглашению с Художественной Коллегией Москвы и Петрограда определить какие памятники подлежат сносу.
3. Той же Комисси поручается мобилизовать художественные силы и организовать широкий конкурс по выработке проектов памятников долженствующие ознаменовать великие дни Российской социалистической Революции.
4. Совет выражает желание чтобы в день 1-го мая были уже сняты наиболее уродливые истуканы и выставленны первые модели на суд масс.


Председатель СНК В. /ульянов/Ленин.
Нарком Луначарский, Сталин.
Управ делами СНК Бонч-Бруевич.
 
 
saiferfan
20 September 2013 @ 01:16 pm
Резня/бой в Дейр-Ясин.
Осилил Ури Мильштейна "Рабин: рождение мифа" и теперь рискуя прослыть антисемитом, попробовал сам разобраться в произошедшем (заодно ознакомился с рядом других версий, "новыми историками" и прочими Израильскими ревизионистами).

Если кто не в курсе, события в Дар-Ясин произошли 8-9 апреля 1948 года во время арабо-израильской войны. Насчет того что именно там произошло есть разногласия о которых ниже.
Read more...Collapse )
 
 
saiferfan
Елизавета Петровна, любившая театральные представления, в то время даваемые в
сухопутном кадетском корпусе, однажды приехала туда нечаянно и, придя в
театр, увидала на сцене спящего молодого человека, бывшего уже на выпуске.
Это был Никита Афанасьевич Бекетов, к которому, как тогда говорили,
"счастье во сне пришло". По окончании спектакля он был пожалован в
сержанты, а месяца через три выпущен из корпуса прямо премьер-майором (то
есть подполковником) Преображенского полка и назначен генеральс-адъютантом
к Разумовскому, Разумовский был совершенно равнодушен к возвышению нового
любимца и был с ним в самых приятных отношениях. Но граф Петр Иванович
Шувалов, опасаясь возраставшего влияния Бекетова, сблизился с этим
неопытным юношей и вкрался в его доверенность. Расхваливая его красоту,
особенно же белизну его лица, он советовал для поддержания ее употреблять
какое-то притиранье, которое и дал ему. Бекетов поступил по совету
Шувалова, и лицо его покрылось сыпью. Жена Шувалова, Мавра Егоровна,
урожденная Шепелева, еще с ранней молодости Елизаветы пользовавшаяся
особенною ее доверенностью и посвященная во все ее тайны, сказала ей, что
Бекетов ведет распутную жизнь и заразился. Его тотчас же отправили в армию,
а место его заступил Иван Иванович Шувалов, брат графа Петра Ивановича.
Бантыш-Каменский "Словарь достопамятных людей русской земли", 1-115
 
 
saiferfan
28 April 2012 @ 05:57 pm
Вдруг перечитал "Два мира" Зазубрина. Зазубрин пишет довольно интересно то как писатель, то как политрук. Особенно это чувствуется, когда он начинает писать от лица классового врага. Классовый враг у него говорит совсем не человеческим языком исключительно, так как и полагается говорить классовому врагу.

Например:
"Если вы хотите, чтобы ваша Таня была счастлива -- идите на войну.
Вернитесь оттуда или живым, или мертвым, но героем. Идите, если не хотите,
чтобы грязные солдатские сапоги затоптали наш чудесный паркет. Если хотите,
чтобы мы жили покойно, с необходимыми для всякого культурного человека
удобствами, а не были бы сжаты в одну комнату, в кухню, как свиньи,
уплотнены, как сельди в бочке,-- идите! Если хотите, чтобы ваш кумир был
одет достойным образом, в тонкие, нежные ткани, чтобы на его ножках были
такие же башмачки,-- идите!"
Ну, вот такие вот они влюбленные институтки, иди-ка ты на фронт воевать за башмачки.

Или скажем рассуждения белого поручика:
"Наше поражение давно предрешено. Мы не сумели использовать восставших волжан, уральцев, уфимцев. Мы забыли, что все
они восстали против красных потому только, что за людьми не разглядели идеи,
приняли разных уголовных преступников, проходимцев, пролезших к власти, за
подлинных сеятелей идей большевизма. Казалось, нам нужно бы учесть это. Мы
должны были понять, что массы идут защищать нас по недоразумению. Мы должны
были быть очень хитрыми и осторожными, чтобы дурачить их до конца, уверять и
делать вид, что идем защищать какую-то свободу. Но мы поступили совсем
иначе. Мы вообразили себя победителями, распоясались и начали насиловать и
грабить в тылу жен, сестер, отцов, матерей и братьев тех самых солдат,
которые на фронте по своему недомыслию защищали наши шкуры и карман."
Как мило. Ага, белый поручик где-то вдруг разглядел каких-то других "настоящих" красных, "подлинных сеятелей идей большевизма" т.е. даже если предположить что эти сеятели в самом деле существовали совершенно неясно где поручик мог с ними познакомится.

Читаешь и плюешься, пропаганда уровня немецкой листовки "Бей жида политрука!" если не ниже. В то же время, как только речь заходит о главной теме интересующей автора, о смерти, политрук вдруг пропадает, и видишь настоящего писателя. Все вместе производит совершенно шизофреническое впечатление.
Хотя "Щепка" в этом смысле еще показательней. Там ощущение, что автор описывает психоз, находясь внутри этого психоза даже сильнее.
 
 
saiferfan
12 October 2010 @ 10:15 am
"За советский патриотизм в искусстве". Статья в "Правде" президента академии художеств СССР А.М. Герасимова
10.02.1949
Творчество наших художников глубоко проникнуто патриотическими идеалами советского народа, правдиво отражает его героическую борьбу за коммунизм, тесно связано с жизнью. Своих выдающихся успехов советские художники, скульпторы и графики достигли, руководствуясь передовыми идеями нашего времени, идеями великой партии Ленина — Сталина. Передовые советские художники ясно понимают, что только животворные родники советского патриотизма могут дать силу творчеству, ибо нельзя создавать художественные произведения, достойные великого народа, не участвуя во всей его титанической созидательной работе, не любя всем сердцем нашу социалистическую Родину, наш героический народ.

Партия призывает советских художников внимательно изучать жизнь, воспроизводить на полотне и в скульптуре образы славных советских патриотов так, чтобы перед зрителями раскрывалось все их духовное величие, их благородный нравственный облик.

Выставки живописи, скульптуры и графики, организованные к 30-летию Великой Октябрьской социалистической революции, к 30-летию Советской Армии и к 30-летию ленинско-сталинского комсомола, так же, как и персональные выставки ряда выдающихся мастеров, показали, каких больших успехов достигло советское искусство, выросшее на плодотворной почве социалистического реализма.

Творческая жизнь советских художников была богата успехами и в братских союзных республиках, в областных и краевых центрах Российской Федерации.

Партия и правительство создали в нашей стране все условия для плодотворной деятельности советских художников, открыли перед ними широкие творческие горизонты. У нашей талантливой молодежи есть все возможности совершенствовать и развивать свое реалистическое мастерство. Если до революции в России было только два высших учебных заведения, то теперь Москва, Ленинград, Тбилиси, Киев, Харьков, Вильнюс, Каунас, Рига, Ереван, Таллин и ряд других крупных центров страны имеют государственные художественные институты, где обучается несколько тысяч будущих художников. Воспитанники этих учебных заведений уже достигли серьезных успехов.

Советское изобразительное искусство добилось своих творческих побед в борьбе с космополитизмом и формализмом. Наша задача состоит в том, чтобы до конца разоблачить формалистов и космополитов, с лакейской угодливостью переносящих в нашу действительность уродливые явления упадочного искусства буржуазного Запада.

Огромное значение в связи с этим приобретает борьба с критиками — космополитами и формалистами, которые наиболее развязно орудуют на страницах искусствоведческой печати, в творческих организациях и учебных заведениях, пытаются наносить серьезный вред советскому искусству, дезориентировать молодежь, мешают творческой деятельности художников-реалистов, видящих свое призвание в служении интересам народа, в пропаганде священных идеалов советского патриотизма.

Статья газеты «Правда» «Об одной антипатриотической группе театральных критиков»1 разоблачила носителей враждебного советским людям буржуазного космополитизма в театральной критике. Но люди, подобные гурвичам и юзовским, есть и среди критиков, пишущих по вопросам изобразительного искусства. А. Эфрос, А. Ромм, О. Бескин, Д. Аркин, Н. Пунин, И. Маца, Я. Пастернак, И. Врона, В. Костин и некоторые другие систематически злобно пытались дискредитировать достижения советских художников, отражающих в своем творчестве советские патриотические темы. Некоторые из них на разные лады перепевали пущенную в свое время безродным космополитом А. Эфросом клеветническую версию о «провинциальном» характере русской классической и современной живописи.

В невежественных писаниях этот пошлый буржуазный эстет оплевывал величайших гениев русской живописи — Сурикова, Репина. Извергая хулу на всех передовых деятелей русской живописи и культуры, Эфрос доходил до того, что отрицал самую возможность существования национальной русской художественной школы. «Нет самого понятия: русская культура... Я не знаю, есть ли даже мастера, которые могли бы притязать на подобное звание», — писал, например, этот горе-теоретик в одной из своих статей. Как приказчик, услужливо изгибающийся перед знатным гостем, Эфрос с благоговением говорит о всех проявлениях буржуазного модернизма, но, как только речь заходит о творчестве передовых советских художников-реалистов, с его уст срываются одни только порицания и упреки.

Даже крупнейших советских художников Эфрос пытается представить робкими подражателями западноевропейских модернистов. О школе замечательного мастера гравюры народного художника РСФСР И.Н. Павлова распоясавшийся критик говорил: «Надеюсь, никто, кроме библиографов, не назовет этих достойных всякого уважения деревообделочников художниками гравюры». Столь же по-хулигански третировал он и старейшего советского художника К.Ф. Юона. В отзыве о творчестве Юона с наибольшей откровенностью обнаруживается ненависть Эфроса к реализму в искусстве, составляющая истинную сущность всех его критических статей. По мнению Эфроса, Юон в своем искусстве «ограничен», «как всякий реалист».

Естественно поэтому, что даже после того, как партия нанесла сокрушительный удар по формализму, Эфрос пытается доказать, что советское изобразительное искусство якобы сохраняет преемственность с декадентскими течениями в живописи предреволюционных лет. В одном из своих докладов в Государственной Третьяковской галерее он пытался утверждать, например, что в советской живописи «составляет ее основной массив в данное время... и импрессионизм в разных его видах», и «очень изменившийся, перестроенный на новый лад “Бубновый валет”». Это гнусная клевета на советское искусство, окрепшее и возмужавшее в непримиримой борьбе с буржуазным модернизмом!

Другой критик из лагеря антипатриотических критиков — О. Бескин, также специализировавшийся на борьбе с художниками-реалистами, прибегает к двурушническому маневру: для того, чтобы спасти милый его сердцу формализм, он объявляет борьбу с ним законченной под тем предлогом, что формализм-де «сражен», «пережжен» в горниле Великой Отечественной войны. Но, выпустив эту дымовую завесу, Бескин тут же принимается пропагандировать произведения художников, еще испытывающих в своем творчестве те или иные формалистические влияния, и обрушивается на художников, стоящих на позициях социалистического реализма.

Художники, стремящиеся создавать произведения, посвященные большим политическим темам, подвергались со стороны эфросов и бескиных систематическим гонениям. Уцепившись за какой-нибудь отдельный недостаток в картине художника-реалиста, они демагогически раздували этот недостаток, преднамеренно замалчивая идейное содержание произведения, его патриотический пафос. Такие популярные в нашем народе художники, как М. Греков, И. Бродский, П. Соколов-Скаля, В. Ефанов, Ф. Модоров, В. Яковлев и другие, систематически подвергались атакам со стороны критиков-формалистов. Например, Бескин своими злобными нападками и бессовестной травлей довел художника А. Яр-Кравченко до того, что он был вынужден убрать из выставочного зала Московского товарищества художников свое талантливое полотно «М. Горький читает товарищам Сталину, Молотову и Ворошилову свою сказку “Девушка и смерть”», за которое потом, в 1948 году, художнику была присуждена Сталинская премия. Гонениям со стороны злобствующих критиканов подвергалась также и молодежь, успешно овладевавшая методом социалистического реализма.

Обнаглевшие буржуазные эстеты доходили до того, что отвергали даже самую возможность работать для художников, которые руководствуются методом социалистического реализма. Не раз битый советской художественной общественностью, матерый идеалист и проповедник формализма Н. Пунин вещал, например, в 1946 году: «Сказать, что социалистический реализм есть что-то определенное, что-то такое, на чем может вырасти советское искусство в его цельности и единстве, и тем более, педагогическая система вузов, — конечно, нельзя».

На происходившей недавно в Москве сессии Академии художеств СССР последыши буржуазного космополитизма и эстетства — Эфрос, Пунин, Бескин и другие были разоблачены. Выступавшие на сессии единодушно подчеркнули, что необходимо решительно и раз и навсегда покончить с либеральным попустительством всем этим эстетствующим космополитам, лишенным здорового чувства любви к Родине и к народу, не имеющим за душой ничего, кроме злопыхательства и раздутого самомнения.

Суровой критике были подвергнуты также журнал «Искусство» и в особенности редакция газеты «Советское искусство».

В принятой участниками сессии резолюции содержится призыв к художникам и критикам решительно очистить атмосферу искусства от антипатриотических обывателей.

Для того, чтобы эта задача была успешно разрешена, оргкомитет Союза советских художников и другие творческие организации должны усилить работу по идейному воспитанию художников. Только овладев марксистско-ленинским учением, этим сильнейшим оружием в борьбе за социалистический реализм против ложных идеалистических буржуазных теорий формалистического и безыдейного «искусства для искусства», мы навсегда покончим с происками буржуазных космополитов, пытающихся сбить наше творчество с правильного пути.

Борьба с формализмом и натурализмом, питающимися идеологией буржуазного космополитизма, должна быть проведена не только в области критики. Тлетворное влияние реакционного формалистического искусства современного буржуазного Запада сказывается и на некоторой части наших художников. Дальнейший рост нашего изобразительного искусства немыслим без беспощадной борьбы с вредоносным безродным космополитизмом. Народ, партия ждут от советских художников высокоидейного патриотического искусства, ждут произведений, воплощающих в себе лучшие черты человека сталинской эпохи. Выросшее на почве передовой социалистической идейности, советское изобразительное искусство стоит неизмеримо выше всего, что создано за последние полвека в странах капитализма и что лакействующие эфросы пытаются выдавать за новое слово.

Добиваясь новых успехов в области развития советской живописи и скульптуры, наши художники должны высоко держать знамя большевистской партийности, непрестанно расширять запас жизненных наблюдений, глубоко вникать в многогранную, духовно богатую жизнь нашего народа, зорко подмечать ростки нового, передового в прекрасной социалистической действительности.

Было бы опасным зазнайством не понимать, что, несмотря на свои достижения, советское искусство еще в неоплатном долгу перед Родиной. Наши художники должны в своих творениях достойно отобразить великие деяния героической партии большевиков, ведущей советский народ к коммунизму. Образы славных советских патриотов — рабочих, крестьян, интеллигенции, — темы социалистического труда должны быть ярко воплощены в живописи, скульптуре и графике.

У нас еще мало значительных произведений, посвященных жизни нашего рабочего класса, творца невиданных побед на фронте социалистического строительства.

Мы еще не умеем зачастую в полную силу передать те замечательные черты, которые воспитали в советском крестьянстве большевистская партия и советское правительство. В изображении колхозников некоторые художники часто отталкиваются от образов старой деревни.

Немало вреда нанесли нашей живописной культуре безродные буржуазные космополиты, формалисты всех оттенков. Формализм глубоко враждебен идейно-содержательному искусству, сюжетно-реалистической живописи и ее основной форме — тематической картине. Формализм и натурализм глубоко равнодушны к человеку.

Влияние импрессионизма сказывается и в творчестве некоторых наших скульпторов. Советские скульпторы, как и советские художники, являются законными наследниками и продолжателями лучших традиций русской реалистической школы.

Ряд превосходных мастеров имеет наша графика: И. Павлов, Д. Шмаринов, Кукрыниксы, А. Лаптев, Н. Жуков, Е. Кибрик, П. Васильев и др. Но работы некоторых художников страдают эскизностью манеры, идущей от неизжитого еще до конца низкопоклонства перед упадочным искусством буржуазного Запада.

Велика политическая роль советского плаката, как наиболее гибкого и действенного оружия советских художников. И, однако, наши мастера-плакатисты не научились еще быстро, по-боевому откликаться на важнейшие политические задачи.

Зрителей радует творчество таких мастеров пейзажа, как В. Мешков, К. Юон («Утро индустриальной Москвы»), А. Куприн, П. Ромадин, Я. Ромас и особенно Г. Нисский с его острым чувством нового. Но работы многих пейзажистов еще очень односторонни и далеко не отражают всей прелести и богатства родной природы, не раскрывают тех качественных изменений, которые внесло в пейзаж социалистическое переустройство нашей Родины.

Советские художники глубоко осознают свою ответственность перед народом и с большим подъемом работают над созданием новых произведений, посвященных животрепещущим темам нашей современности. Об этом свидетельствует и только что закончившаяся III сессия Академии художеств СССР, прошедшая под знаком большевистской критики и самокритики.

Окруженные заботой партии и правительства, ощущая на себе заботу великого Сталина, советские художники и критики-искусствоведы разобьют происки буржуазных космополитов-антипатриотов и двинут вперед дело советского изобразительного искусства.

А. ГЕРАСИМОВ

Президент Академии художеств СССР
 
 
 
saiferfan
30 September 2010 @ 05:57 pm

Берсерк 2. А кто то не верил.

 
 
saiferfan
Товарищ Молотов.
Я - преподавательница географии в средней школе Чкаловской области, Екатерининского района.На одном из уроков в IX кл. по теме "Международное положение Германии" я, говоря об отношениях Германии и Советского Союза, сказала: "В течении ряда лет мы считали агрессором Германию, а сторонницей мира в Зап. Европе - Францию. В настоящее время это положение изменилось. Агрессорами мы считаем буржуазно-демократические государства - Францию и Англию, а Германия сейчас является сторонницей мира в Зап. Европе". Эту часть своей лекции я сопровождала зачитыванием цитат из вашего доклада "О внешней политике Советского Союза".
На этом уроке присутствовал зав. агит-массовым отделом Райкома ВКП(б) Воронин. После урока он сделал мне замечание, что я неправильно осветила этот вопрос, и что "Молотов, конечно должен был говорить так как он говорил, но мы должны ученикам рассказывать и то что тов. Молотов не мог сказать о наших действительных отношениях с Германией и т.д."
Я считаю, что это неправильно и опасно с двух сторон: во-первых, я могу вычитать между строк что-нибудь совершенно не существующее; во-вторых, у учеников (ведь это почти дети) может сложится мнение, что прямым словам руководителей нашего правительства и нашей печати доверять нельзя. На мой взгляд, учитель должен истолковывать выступления партии и правительства так, как они написаны, не вычитывая ничего между строк.
Так как мне очень часто приходится оперировать подобными документами, а вокруг изложенного мною выше вопроса раздалась целая дискуссия, я не знаю, как мне поступить в дальнейшем. Очень прошу Вас, тов. Молотов, написать мне, как мне нужно понимать Ваш доклад от 31/X - 39г. Правильно ли мое толкование, а попутно Ваше мнение, как вообще применять на уроках нашу периодическую литературу: читая то, что написано, или между строк?
Мой адрес: Чкаловская обл. с(ело) Никольское Екатерининского р-на, средняя школа.
Гехтман Ольге Марковне.
ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 82. Д. 119. Л.203. Копия, машинопись.

Сохранился черновик ответного письма В.М. Молотова с указанием: "Из Вашего письма видно, что Вы правильно поняли мой доклад и правильно разъясняли учащимся вопрос об "агрессоре" в новых современных условиях политического положения в Европе. Я считаю что т. Воронин не имел оснований делать вам по этому поводу замечание. Мне неизвестно, а из Вашего письма не видно, что имел в виду т. Воронин, заявляя Вам, что ученикам надо рассказывать о каких-то "наших действительных отношениях с Германией"
А также записка секретарю Чкаловского райкома ВКП(б) Дубровскому с просьбой рассмотреть заявление Гехтман на месте.
 
 
saiferfan
Письмо Нади Артюхиной А.С. Енукидзе 08.12.1934г.


Здравствуй, родной тов. Енукидзе!
Твою речь на траурном митинге (прим. памяти Кирова) я слышала по радио и она мне очень понравилась. Когда я слушала по радио, то мне вас было очень жалко - и Кирова, и Сталина особенно. Потому что я всех вас очень люблю. Милый т. Енукидзе, когда я вырасту, я буду бороться за дело рабочего класса, как борешься ты и боролся Киров. Милый Авель Сафроныч, я хочу что бы ты жил долго-долго до мировой революции. Когда я услышала, что тов. Сталин целовал Кирова, то мне стало его очень жалко и хотелось плакать, но я не заплакала потому что плакать нельзя, и я решила, что буду исполнять заветы Ленина и Сталина. И научусь обязательно стрелять в буржуев.
До свидания, милый тов. Енукидзе!
Надя Артюхина.

РГАСПИ. Ф 667 оп.1. Д.19 Л.5-506. Подлинник, рукопись.
 
 
saiferfan
10 June 2010 @ 10:16 pm
Иллюстрации, в основном Доре.

Read more...Collapse )
 
 
saiferfan
Довольно известный австрийский художник. Родился в 1907, с детства мечтал рисовать, но вместо этого был вынужден закончить торговую школу и пойти работать клерком одновременно подрабатывая в таннцшколе игрой на пианино. Однажды во время большого концерта отличился тем что знал почти все народные мелодии. После этого случая его стали чаще приглашать и больше платить, благодаря чему он смог поступить в Венскую школу искусств, закончив которую устроился рисовальщиком рекламных открыток и плакатов. В 1930-м начал работать в газете. С 1939 года служил в роте пропаганды и публиковался в журнале "Сигнал". После войны сотрудничал с концерном Даймлер-бенц и сделался там главным иллюстратором рекламных материалов. Дожил до 1983 года.

Под катом трафик. 64 рисункаCollapse )